А.Ф. (chico_diasma) wrote,
А.Ф.
chico_diasma

космонавтское...

19 20


Читал, кстати, в инфернетах (то ли в конце прошлого года, то ли в начале нынешнего) - что при разгерметизации в космическом вакууме не сразу смерть/неотвратимые последствия наступают, а спустя какое-то время и даже спастись можно, ежели в теченье 40 секунд трепыхаясь, но таки дойти/доплыть до отсека, где воздух есть. Тут главное не как при нырянии, али питье спирта – задерживать дыханье, воздуха полну грудь набравши, а выдохнуть по максимуму, чтоб не разорвало легкие давленьем. И тогда шанс есть. А вот потом, ежели в теченье сорока секунд не получилось – потеря сознания и смерть.
 Скособочены рога-полозья получились (на которые дополнительные фонари насаживаются, нашлепкой-шапкой такой, в ткань белую зашиту, типа посылочной), да и верхний иллюминатор тож немного в бок, и права нога ширше в ботинке из-за оплыванья, покамест лепил и ставил, ну да ничего.
Сойдет для сельской местности. Ну и, конечно, агроменный получился, тяжеленный, кило шестьдесят шесть грамм.

16


Пфф. Всё. Больше так, пожалуй, не буду делать. Хорошо хоть полочного формата всё-таки.
Теперь токмо ежели в спасательных скафандрах "сокол", али просто в комбезах, они полегче и меньше, без финтифлюшек всяких, тумблеров, кармашков, без солнцезащиты.
 Вот есть еще стекло круглое вогнутое, из Норильска привезенное, сантиметров шесть-восемь в диаметре, и кусок ткани клеенчатой-серебристой, аки обшивка из станции в синематографе "Солярис" Тарковского - и можно, наверное, космический корабль сварганить агроменный, в разрезе с иллюминатором и планетой за бортом, либо Землю, либо Марс, либо еще какую с атмосферою - но тож агроменные планеты лучше сделать, в принципе, теоретически - полусферой с половину мяча футбольного и подсветкой лампой с отражателем изнутри, аки ночник, чтоб не мертвой планетой выглядело. Планеты ж отражают солнечный свет и от поверхности и от облаков, и рассеивается в атмосфере, и посему ярко выглядит.
И  да, головастый.
Башка не маленькая, да подшлемник, да скафандр не впритык к башке, да еще и солнцезащита выдвижна. Можно было б туловищем увеличить, да чё-то не хотелось шибко много тратить пластика. И так он тяжеленный.


7891011
1213
14
15


Хотя скафандр Орлан-МКС (что расшифровывается как «модернизированный, кибернетический синтетический») пишут, 120 кило весит.
А предшествующща версия даже и все сто тридцать (наверное, за счет замены резины полиуретаном легче стало).
В космосе носить-то легко, там ж микрогравитация, почти что практически ничего не весит, из-за падения станции с ускореньем свободного падения 8,8 метров в секунду за секунду, плюс вращенье окрест Земли. Нда…
А надписи и цифры в зеркальном отображеньи делаются, акромя названий организации, скафандра, станции и страны космонавтовской.

Предполагаю, что это из-за того, что так человеку не видать в скафандре – и смотрит только в отражении зеркальцев на синих лентах, прикрепленных возле перчаток левой и правой руки.
На большой плате, на которой эмблема Роскосмоса, выключатель-рычажок в положении низ – это включение/выключение света: фонарей по бокам шлема.

17
18
45
6
Что такое означает слово «корона» - не знаю, но предполагаю, что возможно солнцезащитный фильтр опускается.
Тумблер где написано «тепло» и «холод» –терморегуляция, у меня от 0 до 3 (а на настоящем шкала до цифры «4», у меня влезло просто), дальше идет (с красной то ли лентой, то ли рычажком, сокращенные надписи) аварийное отключение и резервная остановка, а под ним металлическа табличка, на которой написано «резервный баллон» и «основной баллон».

Ну и в люке, чрез который сзади заходят в скафандр, сделал два баллона (из флакончиков от перманганата калия, без крышечек, пластиком облепивши белым)

Шевроны нарукавны: справа – типа эмблемы 60-й экспедиции МКС (щщас, кажется, то ли 53-я, то ли 54).

Слева – шеврон с флагом России на желтом фоне.

Сам космонавт, в комбинезоне синем, с кармашками – Виталий Курт, внук бабки той деревенской, Крестовоздвиженской.


12
3

Вообще собирался его какой-нибудь другой фамилией – производной от нелетающей птицы обозвать. Думал,   Курицыным будет, но замордовался раскатывать и налепливать надпись «Роскосмос», и когда дошла очередь до фамилии – подумалось, что с такой длинной фамилией нашивка до плеча будет, и решил сократить до «Курова» или «Курина». А потом, как «КУР» набрал, плюнул вообще – и до Курта сократил.
Вообще на ерманца не похож, вообще не неметчинский тип лица, ничего арийского, да еще пухлый такой, щекастый (Хотя, справедливости ради, многие наши космонавты нынешние щекастые – может быть это от того, что в невесомости кровь приливает к голове, и посему одутловато, али просто кормят хорошо – чай, и космонавтки не фитоняшные, и космонавты на турникменов-атлетов не похожи, видать не требуется кубиков пресса, рельефных бицепцов, трицепсов, косых мышц. Нормативы сдают, должно быть, завроде ГТО: бег стометровку, подтягивания, плаванье не менее сколько там, ну и противопоказаний не было чтоб по здоровью. И в технике разбираться – а остального и не надобно)
Да, и вот Курт. Может это у него прадедушка-ерманец поволжский/прибалтийский, по отцовской линии, Курт – вот и передалось.

Как там, у Войновича в «Чонкине» было, когда шпиёна искал энкавэдешник Лужин:

«–А между прочим, Курта, случайно, не знаете, а?
– Кур–то? – удивилась Нюра.
– Ну да, Курта.
– Да кто ж кур–то не знает? – Нюра пожала плечами. – Да как же это можно в деревне без кур–то?
– Нельзя? – быстро переспросил Лужин. – Да. Конечно. В деревне без Курта. Никак. Нельзя. Невозможно. – Он придвинул к себе настольный календарь и взял ручку. – Как фамилия?
– Беляшова, – сообщила Нюра охотно.
– Беля… Нет. Не это. Мне нужна фамилия не ваша, а Курта. Что? – насупился Лужин. – И это не хотите сказать?
Нюра посмотрела на Лужина, не понимая. Губы ее дрожали, на глазах опять появились слезы.
– Не понимаю, – сказала она медленно. – Какие же могут быть у кур фамилии?
– У кур? – переспросил Лужин. – Что? У кур? А? – Он вдруг все понял и, спрыгнув на пол, затопал ногами. – Вон! Вон отсюда…»
А слушать хорошо, когда лепишь, что-нибудь подходящще-тематическое. Вот ежели б про Революции лепил – то песни тех лет и про те годы слушать, Интернационал, Варшавянку, Марсельезу русскую, песни всякие про паровоз, Гренаду, буденовцев, махновцев, дроздовцев и протче бумбарашевское-кимовское.

А под космос – космическое. Жан Мишель Жарр хорошо пошел, и ВИА «Зодиак»










Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments